Среда, 26.04.2017, 20:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Страницы сайта
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Старомосковские рисунки

       На свои старомосковские рисунки я смотрю сегодня уже совершенно новым взглядом. Это не просто рисунки отдельных зданий или уголков города. Теперь эти рисунки - воспоминание о Москве, которая во многом уже потеряна, снесена или перестроена и «обновлена» до такой степени, что первоначальный и привычный образ уже невозможно себе представить!
 
Вот Пушкинская площадь до всех нововведений – старое здание «Известий», а слева от него дворец, в котором, по преданию, и происходили действия поэмы «Горе от ума» Грибоедова со знаменитой лестницей, на которой герой вскричал – карету мне, карету!  
 
           
                                                                На Пушкинской площади. 1967 г.       Серая бум., решушь.
 
Рисовалось все это сверху, с балкона кинотеатра Россия. Быстрый рисунок карандашом «ретушь». Рисунок для себя, а не для выставки… Сегодня смотреть этот рисунок очень интересно!
 
 
                                           В переулках Красной Пресни. Горбатый мост. 1967 г.       Серая бум., карандаш.
 
       Горбатый мост на Красной преснее и Девятинский переулок с церковью Девяти мучеников. Рисунок карандашом на серой бумаге, а место иначе, как уникальным сегодня и не назовешь. Вот таким было это место десятки лет, пока новостройки и возведенный заново мост не испортили всю картину. В наши дни сохранилась только церковь. И вот ведь какие чудеса теперь происходят - раньше у нас ломали церкви, теперь ломают все вокруг церкви. Уж не знаю, что хуже!
 
                        
                                                                        В  переулках .....        Ретушь.
А этот эскиз, где рисовался? Не помню! Да никто и не найдет сегодня этот уголок Москвы, хотя все это в центре, в каком то сказочном переулке со сквериком вместо проезда. А может быть, кто-то из Старых Москвичей и узнает это место и напишет мне о нем?
 
     
          Зимой в Донском монастыре. Вид на Старый собор из окна Нового собора. 1960-е гг.    Самодельный фломастер
 
       Наверное, необходимо сказать, что в Донском десятки лет был Музей Архитектуры. Он располагался во всем комплексе зданий. Особенно интересные выставки проходили в небольшом деревянном двухэтажном здании недалеко от северных ворот. А в главном «Новом» соборе монастыря была постоянная экспозиция русской архитектуры. Рисовал я этот великолепный вид на «Старый» собор Донского монастыря, один из древнейших в Москве, как раз из окна музея. Помню отдельные экспонаты музея и особенно деревянный макет деревянного дворца в Коломенском. Где теперь этот макет, трудно сказать....
 
                           
                                                    Старый собор Донского монастыря зимой.         Тушь, палочка.
 
                     
                               Ворота въезда на Беговую аллею с Ленинградского проспекта. 1960-е гг.         Карандаш.
 
       Из серии рисунков, сделанных на Беговой улице, Беговой аллее и в ее окружении. Здание ипподрома с огромной колоннадой, и очень необычные ворота, открывающие въезд на Беговую Аллею со стороны Ленинградского проспекта. На высоких постаментах стоят копии скульптур Аничкова моста в Ленинграде-Петербурге.
       А в том месте, где позднее появился подземный туннель под Ленинградским проспектом - стоял этот очаровательный особняк с высокими крышами и башенкой.
 
   
 Здание ипподрома, или просто "Бега".  Серая бум., фломастер           Особняк с башенками в начале Новой Башиловки          .
 
       Переулки, веером расходящиеся от Таганской площади всегда были для меня неожиданными и загадочными. Сколько колоритных зданий встречало меня на каждом шагу. В наши дни все сильно изменилось. Очаровательные двухэтажные особняки приватизированы и перестроены, исчезает та аура историзма и преемственности, которая и была главной составляющей всего района. А отдельные вкрапления домов из стекла и облицовочной плитки «на скобочках» и вообще смотрятся обособленно и чужеродно. Есть в них что-то от фанерных декораций на киносъемках. Единственные утешительные слова мне один пожилой реставратор сказал – «ну что ты, друг, переживаешь – ну постоят они лет двадцать, а потом их сломают так же быстро, как и сляпали!». Спасибо ему на добром слове, дай Бог, что так и будет!
       На моем рисунке один из таких старинных переулков. Рисунок сделан ранней весной, яркое мартовское солнце, кружева ветвей деревьев, кучи снега вдоль тротуаров. Настоящая старинная Москва.
 
   
 

Колокольня Новодевичьего монастыря.  Серая бум.,перо

 В Коломенском.    Фломастер.

 
       Новодевичий монастырь, знаменитая колокольня. Рисунок сделан пером и тушью. Ну – очень давно! Еще в годы учебы в Архитектурном институте. И деревянная крепостная башня в Коломенском – но это скорее уже не рисунок, а фантазия на тему нашей русской истории.
                                          
                                                   
                                      Летний дождь в Фалеевском переулке- Вид на Кремль.  1980-е гг.    Акварель
       Этот вид на Кремль я заприметил давно. Фалеевский переулок как будто специально ориентирован на Соборную площадь Кремля. Рисовал я из машины в дождливый день, очевидно в воскресенье, когда в центре тихо и свободно.
 
       Малая Грузинская улица, костел. Огромный, великолепный - и абсолютно невозможный в Грузинских переулках. Что-то в нем помещалось очень хозяйственно-техническое, кругом были склады, кучи угля и все такое…
      
                                          Малая Грузинская улица. Костел. Вид со двора. 1960-е гг.        Карандаш.
 
       Красивые огромные витражи,… а впрочем, зачем я все это рассказываю – ведь сейчас все здание прекрасно отреставрировано, в нем даже проходят вечера органной музыки. И увидеть его можно во всем великолепии, и посмотреть интерьеры и послушать музыку. План костела в форме креста, ряды деревянных скамеек с пюпитрами для молитвенника, а сам орган находится за спиной у слушателей на втором ярусе. А впереди огромный монитор, на котором виден органист и его руки на клавишах! Очень интересный прием!
 
                                                       
                                     Зима в Кадашевском переулке. 1980-е гг.     Бежевая бум., сепия, белый карандаш.
 
       И, конечно, переулки Замоскворечья, вид на храм Воскресения в Кадашах. Рисунок сделан в тот небольшой отрезок времени, когда в Москве активно ломали рядовую историческую застройку, сносили "под корень" целые кварталы, когда и в Замоскворечье и в Зачатьевских переулках и во многих других местах уничтожено было десятки и сотни зданий. Сегодня храм стоит, сохраненный солидарностью многих людей, защитивших его от «обстройки» очередным офисным комплексом. Но вокруг храма в Кадашевских переулках сплошная «обновленная» застройка, и сегодня даже найти то место, откуда я рисовал – уже невозможно, так все здесь изменилось за последние годы. В начале "нулевых годов" я сделал попытку отыскать этот дворик и это крыльцо - все перестроено...
 
     
                       Рождественский собор со стороны колокольни и с дворовой территории.   1960-е гг.      Тушь, перо.
 
       Самый ближний к Архитектурному институту архитектурный комплекс – Рождественский монастырь. Это осень, октябрь, уже идут занятия и в какой-то день мы, несколько студентов, пошли порисовать сюда, благо и идти недалеко, и архитектура настоящая, древняя. Рождественский собор, правда, окружают странные пристройки, но со стороны двора собор с колокольней на втором плане выглядит замечательно. Пытливый исследователь сможет определить год рисунка по состоянию реставрационных работ в монастыре. А я в прошлом году (в 2011) как-то поехал на Рождественку в книжный магазин и решил зайти и в монастырь. Он уже, конечно же, действующий, все малоинтересные здания тщательно отремонтированы, а вот сам собор закрыт и реставрируется. Для людей сегодня в монастыре открыта только маленькая часть территории при входе, все остальное под запретом, охрана тщательно следила за каждым моим шагом, тем более, что я там был единственным посетителем. И увидеть собор со двора мне не удалось!
 
              
                                                                                На Самотеке, где-то...
 
     
            В переулках Арбата. Вид от Гагаринского преулка на перспективу Нащекинского переулка. 1990-е гг.     Сепия.
 
        Про переулки Арбата уже столько написано стихов и прозы, столько спето песен и романсов, что мне как-то и несколько неудобно возникать со своими рисунками. Все мы помним Арбат начала девяностых, заполненный художниками всех возрастов, заваленный рисунками, акварелями и эстампами. Немного познакомившись с этой «богемой» я узнал, что большинство работ сделано «на потоке» - один делает общий контур, второй красит небо, третий дома, четвертый вырисовывает людей. Каждый «творит» несколько минут – и вот очередной «шедевр» уже выставлен на продажу на подоконнике первого этажа какого-нибудь дома на «офоноревшем» Арбате.
 
     
 
       Прогулки по Москве с этюдником или папкой с рисунками многие годы были моим лучшим видом отдыха. Но, конечно, я всегда рисовал именно архитектуру, и для этого лучше всего подходил карандаш, или перо, или фломастер. Ивановская горка с ее неожиданными поворотами улиц и переулков, спусками и подъемами, мне особенно нравилась. В этом районе навсегда сохранились для меня любимые виды, любимые видовые точки.
 
                                                  
                                               Подкопаевский переулок, вид из скверика.  1980-е гг.     Сепия
 
             
                                          Храм Зачатия Анны, "что в углу" Китай-города.  1960-е гг.       Тушь, палочка.
 
       И еще одно место в нашей Москве, еще одна притча во языцех – Зарядье. В моей памяти сохранился вид на последние дома в Зарядье, вид со стороны ул Разина (Варварки). Дома лежали внизу, пустые и полуразрушенные, вид был крайне неприятный. Потом начали строить гостиницу Россия. Строили ее долго и на последних курсах учебы в институте мы залазили на этажи стройки и рисовали виды во все стороны, которые открывались с высоты. Виды были совершенно незнакомые и неожиданные. Это уже позднее, когда из окон гостиницы начали вести телерепортажи, все виды стали всем знакомы и приелись. А вначале это было целое открытие, открытие новых видов на город. К сожалению, все мои работы остались на кафедре рисунка в архитектурном институте. Но вот этот рисунок сохранился, - вид с набережной на церковь Анны и каркас строящейся гостиницы Россия. Потом здание построили, объявили лучшим сооружением Москвы и четыре десятилетия фотографии гостиницы украшали всевозможные книги и альбомы. И вот неожиданно все сломали, затихли, и несколько лет об этом месте в самом центре столицы была полная тишина. Теперь как будто собираются ничего не строить, а создать парк. Хорошо бы, если так. Но что-то подсказывает, что будет по-другому - уж очень лакомое место для так называемых «инвесторов». Посмотрим…
 
                                     
                                                              Варварка. Гостинный двор.  1970-е гг.       Карандаш.
Аркада, окружающая огромное пространство внутреннего двора,  до его реконструкции выглядела еще более внушительно, чем после координальной переделки. Комплекс жил своей разнообразной жизнью, десятки контор и складов, машины, разгрузка. Заборы, закутки, сараи, деревья - старомосковский район среди величественной архитектуры классицизма. 
 
       И еще один рисунок, совсем недавно - в пятидесятые годы - это было еще подмосковье. Единственная достопримечательность Фили-Кунцевского парка – усадьба Кунцево на высоком берегу Москва-реки. Бельведер усадьбы виден издалека со всех мест вдоль реки, бывших пляжей, а сегодня просто прогулочных аллей. Главный дом усадьбы перестроен, но силуэт здания и после перестройки не изменился.
 
         
 
       Наверное, необходимо сказать пару слов о технике и материалах. Многие рисунки, фотографии которых представлены на этой странице, выполнены в классической технике – карандаш, акварель. Но поскольку для быстрого эскиза нужны другие инструменты, то на практике очень большое место занимала техника смешенной графики. Акварель с карандашом или фломастером. Деревянная палочка или перо с тушью, а позднее – просто перовая авторучка с черными чернилами. Очень интересно работать карандашом «ретушь» или цветным карандашом «сепия», и особенно на тонированной бумаге!
       Многие рисунки выполнены фломастером, и кто-то из моих читателей задал мне вопрос о том, откуда у меня взялся фломастер в шестидесятые годы!
       История самодельного фломастера такова. В продаже фломастеров в то время, естественно, не было. Но кто-то на работе отдал мне старый, очевидно привезенный из «загранкомандировки». Фломастер был абсолютно высохший и ни на что не годный. Но я нашел дома кусочек фетровой шляпы и, вырезав полоску соответствующего размера, заменил ею высохший наконечник. Что бы новый фетровый наконечник не гнулся, я ввел в него тонкую иголку. Пипеткой в это изделие нужно было закапать черные чернила «Радуга», и вот самодельный фломастер готов для рисования. Самодельный фломастер имел много достоинств - в зависимости от наполненности чернилами он мог давать линии разной насыщенности. Многие годы я пользовался этим «чудом техники», и даже тогда, когда фломастеры стали появляться в продаже.
 
                                                                                                                                 Москва, 20 июля 2012 г.